Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 29.11.2021, 02:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Адвокатский кабинет Воронина Виталия Викторовича
Главная | Регистрация | Вход
Договорные споры


       Г. обратилась с иском к К. о признании недействительным соглашения о разделе наследственного имущества, о признании права собственности на 50/100 долей квартиры, ссылаясь на то, что после смерти отца истицы осталось наследственное имущество в виде квартиры.
    В права наследования на квартиру вступили истица и ответчица К.– мать истицы, о чем им были выданы свидетельства о праве собственности на наследство по закону, по ½ доле квартиры за каждой.
   Ответчица предложила истице подписать соглашение о разделе наследственного имущества, согласно которому истица передала свою долю в праве собственности на квартиру ответчице, и та стала собственником всей квартиры. Необходимость подписания этого соглашения ответчица мотивировала тем, что в этом случае ей будет проще передать эту квартиру внуку – сыну истицы . Истица согласилась с этими доводами и подписала соглашение.
    Однако впоследствии она узнала, что ответчица обманула ее, не собирается оформлять квартиру на сына истицы и препятствует в его проживании в квартире. Истица Г. полагает, что сделка была совершена ею под влиянием обмана.
    К. обратилась со встречным иском о признании соглашения исполненным, ссылаясь на то, что Г. нуждалась в деньгах, поэтому и было заключено указанное соглашение, согласно которому К. перешла квартира, а Г. перешел денежный вклад, входящий в состав наследственного имущества, и хранящийся в банке. При этом не было никакой договоренности о том, что в дальнейшем, квартиру К. должна будет передать сыну Г. Соглашение сторонами было исполнено.
    Право собственности на квартиру было зарегистрировано, и К. было выдано свидетельство о праве собственности на квартиру. Г. денежный вклад получила и израсходовала. Также К. просила применить последствия пропуска срока исковой давности к первоначальному иску Г.
    Согласно ч.1. ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
    Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают, как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение.
    Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.
    Не может считаться обманом, влекущим признание сделки недействительной, отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке. Не может считаться обманом в смысле названной статьи отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки.
     В связи с этим Г. необходимо было представить доказательства того, что К. преднамеренно создала у Г. не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. И эти обстоятельства должны были быть связаны со сделкой.
    Таких доказательств Г. не представлено. При этом не может считаться обманом, влекущим признание сделки недействительной, обещание К. впоследствии оформить квартиру на сына Г., так как это обещание не относится к самой сделке, и не согласовано в условиях оспариваемой сделки.
     Суд не нашел оснований для применения последствий пропуска срока исковой давности, по ходатайству К., так как согласно ч.2. ст. 181 ГК РФ течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
    Согласно пояснениям Г., она узнала об отсутствии намерения К. передать квартиру сыну Г., в пределах срока исковой давности. Оспариваемая сделка совершена в письменной форме, удостоверена нотариально и фактически исполнена сторонами, что подтверждается свидетельством о регистрации права собственности К., на квартиру, которое не оспаривается. А также подтверждается расходным кассовым ордером, согласно которому Г. закрыла банковский счет, перешедший к ней по соглашению, и сняла с него деньги.
      В иске Г. отказано. Иск К. удовлетворен.
 
 
     Ф. обратилась с иском к Г. о признании договора купли – продажи земельного участка, исполненным, прекращении права собственности на земельный участок, признании права собственности на земельный участок, регистрации перехода права собственности на земельный участок, ссылаясь на то, что она приобрела у Г. в лице ее представителя, земельный участок.
    Фактическая передача и оплата земельного участка были произведены, с этого времени истица пользуется земельным участком. Однако ответчик уклоняется от государственной регистрации сделки.
    Г. обратилась со встречным иском о расторжении договора, ссылаясь на то, что передачи земельного участка Ф. не происходило. Документ об этом не составлялся. Цена за земельный участок, не была согласована с продавцом. Деньги за земельный участок Г. не получала. Договор не был удостоверен нотариально.
     Согласно ст. 189 ГК РФ, Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Согласно договору купли-продажи земельного участка от имени Г., действуя по нотариально заверенной доверенности, представитель Г. продал спорный земельный участок. При этом согласно договору расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора. Согласно доверенности представитель Г. вправе был подписать договор купли-продажи и получить следуемые Г., деньги. Согласно ст. 450 ГК РФ, изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.
     По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.
     Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
     При таких обстоятельствах в обоснование своих требований о расторжении договора, Г. следовало представить доказательства существенного нарушении условий договора со стороны Ф. Таких доказательств Г. не представлено. Доводы Г. о том, что указанный договор купли-продажи не был удостоверен нотариально, не приняты судом во внимание, так как нотариального удостоверения требуют сделки, перечисленные в ст. 163 ГК РФ, к которым указанный договор не относится. Акт приема-передачи участка подписан сторонами. При этом доводы Ф. о том, что Г. уклоняется от государственной регистрации сделки, последней не опровергались.
      Иск Ф. удовлетворен. В иске Г. отказано.
 
 
 
 

Copyright MyCorp © 2021